Экскурсия для женщин в бухту страха.

9 марта 2010, 13:44
Экскурсия для женщин в бухту страха.

 «Испытываете ли вы гордость за наших женщин»? Почему-то именно этот перефразированное высказывание Михаила Задорнова сформировалось в сознании после просмотра 27-28 февраля на канале ТBi первых 4-х серий детективного сериала «Бухта страха» режиссера Виталия Москаленка (Россия, 2007). Сериал является экранизацией мистического, если верить анонсу канала, детектива Татьяны Степановой «Готическая коллекция». Почему определение «мистический» вызывает колебания? А мало мистики, вот почему. Готика присутствует - и таинственный лес с причудливо искривленными деревьями имеется, и разрушенная старинная кирха, и зловещие завывания и содрогания подземной пещеры, и бездонный пруд с водяным, и местные предания, и окровавленный нож, вот всего вроде бы достаточно, а мистики все равно мало.

Потусторонним светом мистика должна просвечивать сквозь плотное полотно материальной реальности, подпитывать смутные догадки зрителя присутствием еле заметных знаков, чтобы в последний  момент замкнулась цепь реальных событий и мрачных подозрений, раскрыв страшную правду ада: зверь и антихрист – это ты. Что и происходит с главным героем мистического триллера «Сердце Ангела» (Алан Паркер, 1987).

 Но в сериале встреча с подобным Непознанным не происходит - ни у героев, ни у зрителей. Зато происходит встреча с временно неопознанным и количественно неидентифицированным, но абсолютно реальным маньяком-убийцей, пусть и разгуливающим по живописным окрестностям в капюшоне - типичном головном уборе средневековья.

 Вообще, капюшон является наиготическим экземпляром всей вышеперечисленной готической коллекции. Ведь «средневековый капюшон, оставляющий лицо в глубокой тени, - это для одних средство скрыть от себя мир, для других средство скрыть от мира себя. Из-под капюшона видишь только то, что хочешь, и показываешь свое лицо только тому, кому хочешь. Капюшон есть у плаща, у монашеской сутаны. Плащ с капюшоном обычно ничем не украшен. Он скрывает особенности человека, нивелирует его. Под темным плащом с капюшоном может оказаться и воин в блестящих доспехах,  и разбойник, уже приготовивший свой кинжал, и прекрасная женщина, и старая уродливая ведьма, и сама Смерть. Капюшон пугает и разжигает любопытство. А тому, кто им пользуется, он дает чувство защищенности. Капюшон – знак особенных отношений с миром. Беспечный, благополучный человек не станет натягивать на голову капюшон, если только его к этому не принудит погода».

Таким образом, учитывая нарочитую обставленность сюжета готическими декорациями и костюмами, можно предположить, что в итоге жестоким убийцей окажется не мистическое воплощение зла, а обыкновенный человек. Кстати, подтверждение или опровержение не заставит себя долго ждать – заключительные четыре серии будут показаны 6-7 марта, и завеса тайны с «бухты страха» будет сорвана в лучших готических традициях – в финале.

Поскольку и автором детектива, и главной героиней, а по совместительству и продюсером сериала, являются женщины, возникает искушение отнестись к показу разоблачения убийцы накануне дружно празднуемого и рьяно отмечаемого Международного женского дня 8 марта, как к своеобразному подарку зрительницам и своего рода комплименту создательницам сериала. Но не кроется ли тут противоречие?   

Ведь готический центральный женский персонаж – это красивая, милая и скромная девушка, которая любит гулять в одиночестве по лесным полянам, мечтает при луне у окна своей спальни, легко плачет, а в решительную минуту падает в обморок. В финале вознаграждается супружеским счастьем, положением в обществе и богатством. Есть ли что-то общее у этого утонченного образа с легендарными работницами американских швейных фабрик, вышедших 8 марта более 150 лет назад на первую манифестацию с требованиями сокращения рабочего дня, повышения зарплаты и предоставления избирательного права?

На самом деле, и книга «Готическая коллекция» и, в свою очередь, сериал «Бухта страха» лишены центрального женского образа в готическом его понимании. Вернее, он присутствует, но в виде, извините, трупа, даже трупов – уязвимые в силу своей женственности жертвы уже убиты другим центральным готическим персонажем – злодеем. С кем же тогда на экране ассоциирует себя зрительница, чьими глазами она следит за ситуацией, в качестве кого опосредованно участвует в разворачивающихся событиях? А в качестве автора, попавшего в свой собственный сюжет, эдакой Анны Райс, встретившей в отпуске вампира и вдруг осознавшей, что и она очень даже в его вкусе.

Убийца в сериале «Бухта страха», видимо, как и все настоящие джентльмены, в качестве жертв предпочитает  молодых блондинок, а приехавшая на отдых в компании мужа и друга семьи Катерина Корнеева, достаточно молода и достаточно блондинка, чтобы вызвать интерес в качестве потенциальной жертвы, и не только.

Видимо, чтобы обогатить свой теоретический опыт писателя интеллектуальных детективов и получить непосредственные впечатления от ощущений следующей жертвы, а возможно, чтобы лучше соответствовать окружающему готическому антуражу, героиня Татьяны Яковенко старательно следует жанровым требованиям к женскому персонажу. Расхаживает в одиночестве безлюдными лесами и пляжами,  погружается в размышления на балконе с видом на море, правда, в обморок не падает в решающую минуту, но об имеющемся при себе пистолете, как средстве защиты, напрочь забывает.

Казалось бы, капитан МВД, 4-хлетний опыт работы следователем «на земле», вооружена и очень опасна, вот тут бы скрутить преступника и вспомнить благодарным словом феминисток, отвоевавших таки в свое время право на службу женщинам в полиции и армии, но нет. Статус жертвы преступника-мизогиниста обладает особенным парализующим действием, справиться с которым под силу далеко не каждой женщине. Даже специально обученной, тренированной, вооруженной, ведущей расследование и идущей по следу женщине – агенту ФБР в знаменитом американском триллере «Молчание ягнят» приходится ох, как нелегко при подобном близком контакте.

Да и стоит ли ходить за примерами уж так далеко, в Америку? Есть примеры и поближе - Анастасия Каменская, героиня детективов Александры Марининой и одноименного сериала режиссера Юрия Морозова. Сотрудник МВД, капитан милиции, специалист – аналитик, женщина фантастически преданная своей «мужской» работе, которой не интересны традиционные женские „забавы”. Она не возится ни с прической, ни с макияжем, ни с одеждой, ни с едой, ни с уборкой, ни с детьми (их нет), ни с мужем (это он возится с ней). Нет, если это зачем-то нужно, она может и выглядеть, и очаровывать, и даже хозяйничать, но не считает это необходимым условием ежедневного существования себя, как женщины.

Хотя и мужеподобной ее назвать нельзя, она не стремится быть похожей на мужчину, тем более что мужчин в ее окружении предостаточно. Во всяком случае, однозначно больше, чем женщин. И все мужчины из близкого окружения в достаточной степени ее опекают, ей повезло с ними – и с отчимом, и с начальником, и с коллегами, и с мужем, и с братом. Повезло в том, что они смогли разглядеть и оценить ее женскую «нетипичность». И с материальным обеспечением тоже повезло, во всяком случае, беспокоиться не о чем.

И вот при всей своей внутренней самодостаточности и внешней защищенности, очутившись в роли жертвы (серия по роману «Седьмая жертва»), Настя Каменская погружается просто таки в пучину ужаса и страха, переживая тяжелый нервный стресс.

Можно было бы на этом остановиться, и прийти к выводу, что последствия исполнения роли жертвы чрезмерно тяжелы и неподъемны даже для вполне современных, успешных и по-феминистски продвинутых женщин, но есть небольшой утешительный приз – Мария Швецова, следователь прокуратуры из сериала „Тайны следствия” по произведениям Елены Топильской.

Она, как и Каменская, профессиональный юрист, работник прокуратуры. Но в отличие от Анастасии, стоит на ногах гораздо тверже, возможно это из-за специфического опыта работы следователя по особо важным делам – ей приходиться участвовать в разнообразных рабочих ситуациях, общаться по долгу службы с разными людьми. Доля  кабинетно–аналитической работы у нее не так уж и высока, но очень жесткие нормативные требования государственного служащего.

Да и от осознания факта, что она красивая женщина, Мария Швецова не отказывается. Она,  конечно, это не форсирует, но и не скрывает. У нее второй муж, двое детей. Другими словами, она четко реализует себя в социуме, не боясь своих решений и принимая на себя  ответственность за них. Но и свою женственность при этом она не ограничивает, что только расширяет и ее представления, ее задачи, и ее опыт. Поэтому, оказавшись в роли жертвы, она возвращается в нормальное состояние гораздо быстрее и с гораздо менее значимыми психологическими травмами.

Конечно, даже при идеальных раскладах – любимая работа, понимающий муж, прекрасный начальник, соединять без ущерба роли жены, матери и успешного профессионала является очень нелегким делом. Но и  досадный пробел в любой из составляющих полноценной жизни взрослой женщины увеличивает ее шансы повстречать на своем пути зловещую фигуру в капюшоне,  и соответственно уменьшает шансы пережить эту встречу с наименьшими потерями.

Хотя у героини сериала «Бухта страха», судя по всему, достаточно неплохие шансы и вычислить таки зловещего убийцу, и пережить  побочные эффекты подобного рода разоблачений…

 

М.Поппинс

 

 

(прочитано 1744)

Оставить комментарий Комментарии (6)

Ваше имя:
Поле обязательное для заполнения
Комментарий:
Поле обязательное для заполнения
Защитный код:
Вы ввели неверный защитный код
Комментариев на странице
helena, 10.03.2010, 15:58 ответить

Спасибо за рецензию, поняла, что фильм смотреть не буду.

Дрон, 09.03.2010, 21:27 ответить

Достойно.

А стиль мне знаком, или мне кажется.

М., 30.03.2010, 13:27 ответить

Да)

bormashina, 09.03.2010, 16:33 ответить

стиль читабельный, в целом интересно - хотя телевизор не смотрю. Но можно немного лаконичнее писать. ИМХО

kretinizm!, 09.03.2010, 16:32 ответить

спонтанная "философия капюшона" развеселила))

Dovgal, 09.03.2010, 15:13 ответить

Спасибо. Телевизор по-прежнему лучше не включать.