«Финал “Мотеля Бейтса” — самый подходящий конец для истории любви»

16 мая 2017, 12:21
«Финал “Мотеля Бейтса” — самый подходящий конец для истории любви»

Может, Фредди Хаймор и стал известен как исполнитель детских ролей в фильмах «Волшебная страна», «Чарли и шоколадная фабрика» и «Август Раш», но милый мальчик давно вырос, что и доказал своей уверенной взрослой актерской игрой в последнем сезоне «Мотеля Бейтса». Ему пришлось сыграть не только Нормана, но и Нормана в образе Нормы и даже Нормана в образе Нормы, притворяющейся Норманом. Однако метания его героя между здравомыслием и безумием наконец подошли к концу в душещипательном финале сериала. Когда Бейтс понял, что хрупкий мир, который он пытался построить с мумифицированным телом матери, больше не может существовать, то вынудил брата Дилана убить его.
 
В своем интервью изданию Variety Фредди Хаймор рассказывает о завершении шоу, на съемках которого он провел последние пять лет, проявив себя в проекте не только в качестве актера, но и сценариста и режиссера. Актер вспомнил о том, чему он научился за время работы над «Мотелем», а также поделился собственными эмоциями от концовки триллера.

Ты доволен финалом сериала?
 
На мой взгляд, это самое красивое окончание из всех возможных. Со стороны авторов шоу, Керри Эрин и Карлтона Кьюза, было очень умно отослать зрителей обратно к пилотному эпизоду, тем самым замкнув круг. Это было обнадеживающе и немного душераздирающе. Один из главных режиссеров триллера, Такер Гейтс, снявший и финал, заслуживает массу благодарностей. Он с самого начала привносил в проект множество удачных творческих и стилистических решений.
 
Норма и Норман действительно воссоединились, если не в жизни, то хотя бы в смерти…
 
Да, именно так. Не знаю, счастливый это финал или печальный. В некотором смысле это самый подходящий конец для истории любви Нормы и Нормана. В то же время последняя сцена кажется мне особенно грустной. Дилан говорит обо всех своих мечтах — он хотел, чтобы они были семьей, чтобы Норма могла познакомиться с его дочкой. Это печально, потому что на самом деле все трое хотели одного и того же. Они боролись за это, пытаясь делать все возможное, но у них так ничего и не вышло. Мне особенно запомнилась фраза, которую Норман сказал Дилану: «Если ты во что-то сильно веришь, то у тебя все получится». Казалось, это отражало не только его позицию, но и взгляды Нормы в то время, когда она еще была жива. Если они так любили друг друга, полностью отдаваясь своим мечтам и желаниям, значит, все шло правильно. Это то, чему всем нам стоит научиться, — мы сможем сделать все что угодно, если только решимся на это. К сожалению, обратная сторона нашего романтического финала заключается в том, что одной мечты не всегда достаточно.


В конце концов Норман вынудил Дилана убить его, и это выглядело преднамеренным. Думаешь, к финалу он окончательно стал безумным?
 
Думаю, последний эпизод выдвигает идею о том, что Норман живет целиком в реальности первой серии. Он искренне верит, что мать с ним, и они собираются начать все заново. Для него все отлично, так как скоро приедет Дилан, которого Бейтсы давно не видели. Но как только старший брат появился в этом мире, Норману пришлось противостоять тому, чем он себя окружил, и герой дал слабину. В некоторой степени он осознавал свое состояние и был не таким сумасшедшим, как можно подумать. Когда Дилан заставил брата посмотреть правде в глаза, он решил покинуть этот мир, чтобы воссоединиться с Нормой. Это единственный способ для Нормана быть по-настоящему счастливым.


В этом сезоне тебе пришлось перевоплотиться не только в Норму, но и в Норму, притворяющуюся Норманом. Как тебе это удалось?

 
Это всегда должно было выглядеть правдиво. Переключение между персонажами никогда не прописывалось в сценарии просто потому, что это круто. Оно всегда имело смысл. Самым трудным оказалось играть ту сцену, в которой я изображал, как Норман стал матерью, выдающей себя за Нормана перед шерифом Грин, чтобы выйти из тюрьмы. Когда я начал притворяться Норманом, мне и правда стало немного не по себе, ведь это уже реальное сумасшествие! У героя появились три разных характера, которые нужно было показать. Мне посчастливилось иметь возможность отрепетировать переходы между личностями, чтобы это не казалось наигранным. Меня никто никогда не торопил, ведь именно процесс того, когда и почему он становится кем-то другим, делает сцены переключений такими эффектными.
 
Одним из самых убийственных моментов стал тот, когда Эмма пришла в тюрьму и, увидев происходящее, спросила: «Где Норман?».
 
Мне тоже нравится этот момент. Я знаю, что некоторые зрители хотели бы увидеть напоследок искреннюю сцену между Эммой и Норманом. Думаю, ее реакция на Норму в его теле сделала их ближе друг к другу, чем когда-либо до этого. Ей нужно было как-то абстрагироваться от общения с Норманом, чтобы увидеть его настоящего.


 
А потом появился Ромеро, который в конце концов обо всем догадался…
 
Бедный Ромеро! Мы с Нестором были лучшими друзьями, но как только у его героя завязались отношения с Нормой, наше с ним взаимодействие на площадке изменилось. Внезапное соперничество между нами стало очевидным для всех. Почему-то он был убежден, что я, проводя последние несколько сезонов в комнате со сценаристами, настаивал на том, чтобы Ромеро умер. Он был уверен, что авторы шоу не хотели смерти персонажа, а я встал в позу. Но все было совсем не так!..
 
Я почувствовал особую связь с Ромеро, когда мне пришлось поставить себя на его место в восьмом эпизоде (“Тело” — серия, режиссером которой выступил сам Фредди Хаймор). Очень печально видеть, как этот человек превращается в того, кем он не является из-за любви к Норме. Но он выглядел потрясающе, когда ходил по дому, вспоминая о времени, проведенном там. Мы сняли прекрасный длинный проход Нестора по особняку практически в полной тишине. Он почти ничего не делал в кадре, но это был очень сильный момент. Просто душераздирающий!


Какая сцена оказалась для тебя самой тяжелой?
 
Последняя большая сцена с Диланом. Это конец истории, наполненный важными и сложными моментами, которые не хотелось испортить. Я понимал, что это станет последним воспоминанием поклонников «Мотеля» о Нормане, и должен был все сделать правильно. Переход от Нормана, живущего в иллюзиях, к Норману, понимающему, что он не хочет находиться в реальности, в которую Дилан заставляет его поверить, невероятно сложен. В этой сцене мне приходилось принимать достаточно важные актерские решения. Однако она не просто трудная, но еще и красиво написанная, а потому хотелось убедиться, что все выглядит органично.
 
Тебе понравилось, как события шоу пересеклись с сюжетом фильма «Психо»?
 
Я обожаю то, что сделали Керри и Карлтон в шестой серии. В ней вы можете увидеть другую сторону «Психо». То, как они меняли оригинальные повороты сюжета, в конечном итоге сведя их вместе, было блестяще. В «Психо» зрители смотрят на все глазами Мэрион, слышат странные крики, видят загадочную фигуру человека в окне и думают: «Что же происходит в этом доме?». Было очень волнительно играть то, что творилось в этот момент с Норманом, подавать события с его точки зрения.


Какой опыт ты почерпнул из съемок в «Мотеле Бейтса»?
 
Я надеюсь, что над каким бы проектом мне не пришлось работать дальше, люди будут заинтересованы в нем так же сильно, как наша съемочная группа была заинтересована в «Мотеле Бейтса». Думаю, именно то, что все были преданы сериалу, сделало его таким особенным. Я счастлив, что мне довелось оказаться частью этого уникального шоу. Все, кто был в него вовлечен, стали мне семьей, с которой очень тяжело прощаться. Это самые невероятные люди из тех, с кем мне посчастливилось работать.
 

Источник: Variety

(прочитано 136)

Оставить комментарий Комментарии (0)

Ваше имя:
Поле обязательное для заполнения
Комментарий:
Поле обязательное для заполнения
Защитный код:
Вы ввели неверный защитный код

Комментариев нет. Ваш может быть первым.