«Королевские народные сказки»

24 сентября 2015, 15:15
«Королевские народные сказки»

 

Нет на свете занятия более желанного, почтеннейшие мои сударыни, чем слушать о делах других людей, и не без глубокого смысла некий великий философ сказал, что для человека наибольшее удовольствие — слушать занятные рассказы. Ибо когда он слушает приятное, тревоги улетают, тяжкие мысли увядают, и жизнь продлевается.

 

                                                                       Джамбаттиста Базиле, сборник «Сказка сказок»

 

Честно говоря, после просмотра кинокартины итальянского режиссера Маттео Гарроне «Страшные сказки», номинированной на главный приз Каннского МФК этого года и поставленной непосредственно по трем сказкам из вышеуказанного сборника неаполитанского фольклора, впечатления, что автор хотел продлить жизнь своим зрителям, почти не возникает.

Все три истории, составляющие сюжет фильма, малоприятны, крайне тревожны и способны вызвать исключительно тяжелые мысли. Но при этом, безусловно, занятны, поскольку все-таки являются сказками.

Бездетная королева (Сальма Хайек), неистово желающая стать матерью, жертвует мужем-королем (Джон Си Райли), чтобы забеременеть, съев сердце морского чудовища. Все получится, причем не только у королевы, но и у служанки-девственницы (Лаура Пиццирани), сварившей волшебное сердце, добытое королем ценой собственной жизни.

За исполнение неистовых желаний нужно платить неистовые цены. Поэтому королеву-мать, превратившуюся в летучую мышь-чудовище, убьет сын Илиас, наследный принц Долины туманов (Кристиан Лис), спасая жизнь сводного  брата-близнеца Ионы (Джона Лис), такого же альбиноса, как и он. И станет королем.

Одна из старух–сестер, красильшица Дора (Хейли Кармайкл), тоже становится королевой, выходя замуж за распутного короля Одинокого утеса, роль которого исполняет Венсан Кассель. Не видя ее саму, король влюбляется в ее звонкий голос, и Дора, не задумываясь, идет на риск, чтобы не упустить этот сказочный шанс. Встреча с лесной ведьмой (Кэтрин Хантер) подарит ей заветную молодость, и все сложится. На время, но ведьма об этом не предупредит.

Сестра Имма (Ширли Хендерсон), пораженная зрелищем чудесного омоложения сестры, не желает довольствоваться только королевской пенсией, обещанной ей сестрой. Она так желает вернуть юность и красоту, что, поверив отговорке Доры «я с себя кожу сняла», не медля, нанимает с этой целью точильщика (Кеннет Коллар).  Который всю кожу с нее и снимает.

            Когда умерла любимая блоха короля Диких гор (Тоби Джонс), содержащаяся им тайно в спальне и откормленная до гигантских размеров, он приказывает снять с нее кожу и вывесить в тронном зале. А кто из желающих угадает, чья она, тот и возьмет в жены его дочь, принцессу Вайолет (Бебе Кейв).

            Принцесса уже давно хочет замуж, она хочет познать любовь и увидеть мир. Но желать всегда нужно осторожно, ведь желание может сбыться самым причудливым образом. Единственным, кто угадывает хозяйку кожи и становится мужем принцессы, является огромный, уродливый и могучий орк (Гийом Делони).

            Спасти принцессу на свое горе попытается семья циркачей, но в итоге отрезать голову орку, усыпив его бдительность лаской, придется самой Вайолет. Потом она принесет эту голову отцу, и он, чтобы искупить вину, сделает ее королевой.

            Вот, в принципе, и вся суть историй, представленных в картине. В общем, действительно занятно, но, ведь насколько занятно, настолько и архаично. Извечные женские страстные желания, такие женственные, красивые и такие понятные – иметь ребенка, иметь молодость, иметь любовь, при наличии эгоизма в нужном объеме сводятся к одному, самому главному и совсем не типично женскому – властвовать.

Но вряд ли только в раскрытии автором «Страшных сказок» истинных мотивов человеческих желаний кроется побудительная причина, заставившая жюри фестиваля во главе с братьями Коэнами рассматривать проект в качестве номинанта на получение Золотой пальмовой ветви.

            Помимо всего прочего, а, возможно, и прежде всего остального, картина очень красива. Каждый кадр, следующий друг за другом, может служить законченной и практически совершенной иллюстрацией средневековой европейской эпохи. Единственному времени, в котором, если судить по дошедшим до нас сказкам, на европейском континенте происходили чудесные превращения, битвы с драконами и прочие волшебные события.

            В данном случае остается лишь снять шляпу перед мастерством семидесятичетырехлетнего поляка Питера Сушицки, любимого оператора Дэвида Кроненберга. А также мастерством художников, работавших над проектом: постановщика Дмитрия Капуани, в чем послужном списке находятся «Банды Нью-Йорка» и «Хранитель времени»; по костюмам – Массимо Кантини Паррини; и по декорациям – Алессии Анфузо, в прошлом году работавшей над мюзиклом «Прогулка в солнечном свете», а в 2012 году – над триллером «Сибирское воспитание» с Малковичем.

             Благодаря их талантливой работе многие кадры, возможно, большинство, запоминаются сразу и навсегда. Мужественный король в средневековом скафандре, направляющийся в глубь водоема с копьем в руке. Изысканная королева, поедающая гигантское красное сердце.

Орк с принцессой на плече, поднимающийся по отвесной скале в свое пещерное жилище. Канатоходец, идущий по горящему канату, натянутому над двором королевского замка. Морское чудовище, безмятежно спящее не дне морском.

Но, почему же, несмотря на все достижения, номинация так и не превратилась в реальную Золотую ветвь? Возможно, дело в том, что, снимая «Страшные сказки», Маттео Гарроне отказался не только от использования неаполитанского диалекта, на котором были записаны сказки сборника, составленного поэтом, сказочником и собирателем фольклора Джамбаттиста Базиле (1566-1632), но и вообще от итальянского языка.

«Страшные сказки» - первый англоязычный проект режиссера. И все бы ничего, но вместе с неаполитанским диалектом из картины ушла атмосфера жизни, поскольку ушел народ, эти сказки сочинивший. А это были не один-два человека.

На то время Неаполь - самый многолюдный город Европы, крупнейший морской порт и военно-морская база Средиземноморья. Среди его жителей огромное количество людей, выпавших из социальной системы и промышляющих на жизнь разбоем в провинциях, воровством, грабежами, контрабандой, торговлей краденым, уличными налетами и карточным шулерством. А также проституцией, в том числе и детской.

Удерживать порядок тогдашним властям приходилось мощной артиллерией нескольких замков, направленных в сторону города, виселицей, стоящей перед зданием городского трибунала, дыбой, высунутой из окна здания, многотысячными смертными приговорами. 

Понятное дело, что сказки и другое устное творчество в подобных жизненных условиях будут чрезвычайно далеки от пасторали. Но колориту народному творчеству никогда не занимать.

«Тогда старуха, у которой язык был не шерстью поросший, и которая никому не позволяла влезть себе на шею, обернулась к пажу и говорит ему: - Ах, ты грязи комок, шалопай, засранец, горшок ночной, попрыгунчик на чембало, рубашка на заднице, петля висельника, мошонка мула! Смотри, нынче и блохи яд имеют! Так пусть тебя паралич разобьет, пусть матушка твоя дурные вести получит, да чтоб тебе до первого мая не дожить, да чтоб тебя копье каталонское достало, да чтоб тебе на веревке ногами дрыгать; как кровь даром не льется, так мои слова исполнятся, и придет на тебя тысячу бед, и еще кое-что!»

            Вычищенное от подобных монологов пространство картины «Страшные сказки», лишилось вместе с ними также и людей, способных их произносить, то есть черни. И, казалось бы, что за потеря. Но в отсутствии народа, которым можно править, статус короля теряет свое значение.

Поэтому короли и королевы в картине Маттео Гарроне просто люди с серьезными личными проблемами. Что существенно снижает уровень значимости показанных режиссером притчей.

 

Мэри Поппинс

 

Маттео Гарроне – премии Венецианского кинофестиваля «Гости», 1998; Берлинского кинофестиваля «Первая любовь», 2004; Европейской киноакадемии и Каннского кинофестиваля «Гоморра», 2008; Каннского кинофестиваля «Реальность», 2012;

Питер Сушицки – номинация на премию Британской академии «Валентино», 1978;

Сальма Хайек – премии ALMA Award «Времена бабочек», 2002; Imagen «Фрида», 2003 и др.;

Венсан Кассель – премия Сезар «Враг государства №1: Легенда», 2009;

Тоби Джонс – номинации на премии Гильдии актёров «Фрост против Никсона», 2009; Эмми, Золотой глобус «Девушка», 2013;

 Джон Си Райли – премии Гильдии актеров, Выбор критиков «Чикаго», 2003 и др;

Ширли Хендерсон – номинации на премии Британского независимого кино «Вилла роз», 2002, «Уилбур хочет покончить с собой», 2003 и «Грязь», 2013; Готэм «Жизнь в военные времена», 2010 и др.

(прочитано 1148)

Оставить комментарий Комментарии (0)

Ваше имя:
Поле обязательное для заполнения
Комментарий:
Поле обязательное для заполнения
Защитный код:
Вы ввели неверный защитный код

Комментариев нет. Ваш может быть первым.