«Дневник горничной»

31 июля 2015, 12:51
«Дневник горничной»

Для собравшихся посетить кинотеатры нашей страны с целью просмотра картины «Дневник горничной» французского режиссера Бенуа Жако, будет весьма полезно предварительно ознакомиться с предысторией этой достаточно «парижской» во всех смыслах вещицы.

Итак, начнем. Данная работа - это экранизация скандально известного в свое время одноименного романа  известного французского классика, члена Академии Гонкуров, анархиста и декадента, воспитанника иезуитского колледжа, Октава Мирбо, родившегося в 1848 году в семье врачей. 

 Будучи непримиримым противником современного ему цивилизованного общества, которое, как он считал, обезличивает и извращает человека, писатель и драматург Октав Мирбо занимается тем, что шокирует во всех своих произведениях пуритан, ханжей и обывателей более чем откровенным изображением их самых низких человеческих страстей.    

«Дневник горничной» (1900) в этом смысле более чем показателен. Поскольку откровенные до непристойности записки главной героини романа Селестины о собственных интимных связях и порочных развлечениях своих хозяев волею автора складываются в цельную картину тотального разложения всех участников схемы «господа-слуги».

Красавица Селестина умна и эффектна, молода и порочна, полна огромного внутреннего протеста, врожденного чувства стиля и страстного желания вырваться из уготованной ей низкой доли.

В ее дневниках есть все - уйма готовых сюжетов с яркими героями, эротическими сценами и окутанным преступной тайной главным мужским образом – мрачным и неразговорчивым  конюхом  Жозефом. Возможно, убийцей, возможно, садистом, и почти точно, вероломным грабителем, «купившим» в итоге душу и тело главной героини в обмен на сладкую жизнь и возможность не быть прислугой, а ею командовать.

И кроме этого, содержится также одно нераскрытое изнасилование и убийство двенадцатилетней девочки, одно убийство страстью умирающего от туберкулеза молодого господина, одна нераскрытая кража большущей коллекции старинного фамильного серебра, и ясно ощутимая местами атмосфера зловещего и абсурдного триллера.

Он исполнен тонкого психологизма, виртуозного стиля, и очень киногеничен по сей день - роман, вышедший к читателям в самом начале прошлого века. И поэтому, совершенно не удивительно, что экранизация Бенуа Жако далеко не первая в его истории. Хотя, как это ни странно – первая, осуществленная французом и во Франции.

В 1916 году первая попытка была предпринята российским режиссером М.Н. Мартовым (М. Фрейбергом). На то время Октав Мирбо и его творения пользовались в России большой популярностью, а Лев Николаевич Толстой считал страстного полемиста «величайшим из современных французских писателей, наилучшим образом выражающего дух Франции этого столетия».

В 1946 году в США вышла на экраны вторая версия «Дневников горничной», исполненная почти живописной прелести и очарования, поставленная французским режиссером, классиком мирового кинематографа, Жаном Ренуаром, сыном художника Огюста Ренуара и братом актера Пьера Ренуара.

Спродюссировал и подготовил сценарную адаптацию не последний человек в Голливуде, актер, режиссер, сценарист и продюсер Бёрджесс Мередит, широким кругам наиболее известный по роли тренера Рокки Бальбоа.  В картине он сыграл капитана Може, одного из воздыхателей Селестины, роль которой, в свою очередь, исполнила на тот момент его супруга Поллет Годдар – известная актриса, красавица и номинантка на Оскар, бывшая жена Чарли Чаплина и будущая Эриха Мария Ремарка.

Видимо, авторы картины пожалели отдавать ее в жены антисемиту и душегубу Жозефу, для чего придумали сына хозяевам Селестины – бездетной провинциальной дворянской чете Ланлеров. Этот благородной молодой человек вырвет ее из рук брутального садовника, и увезет в неизвестные, но счастливые дали.

Третья экранизация «Дневника» в постановке великого испанца Луиса Бунюэля появляется во Франции, в 1964 году. Селестину в картине играет почти такая же великая Жанна Моро, непроницаемая и загадочная.

И каким бы сюрреалистом не был Бунюэль, но и он не посчитает возможным замужество главной героини с садовником Жозефом, любящего помучить перед смертью домашнюю птицу. Уж лучше тогда в мужья соседа господ Селестины, сумасшедшего капитана, который гуляет по саду и ест все, что попадается под руку. 

В экранизации, которая пришла к нам этим летом, таких вольностей нет. Почти все события развиваются по литературному первоисточнику, и жизни с Жозефом главной героине не избежать. Может закрасться мысль, что постановщик, гораздо менее великий, чем автор романа или предшествующие экранизаторы, просто очень трепетно и с почтением отнесся к первоисточнику.

А может закрасться другая. А именно, что Бенуа Жако настолько уверен в согласии, готовности и внутреннем соответствии Селестины и самому садовнику, и той жизни, которую он уготовил для нее, что даже показал зрителям сцену участия девушки в краже фамильного серебра Ланлеров, задуманную и осуществленную неблагодарным Жозефом. А в романе-то не было даже сцены с участием одного Жозефа.

То есть, другими словами, ни Октав Мирбо, ни Жан Ренуар, ни Луис Бунюэль не считали Селестину воровкой. А Бенуа Жако – пожалуйста. И сам не засомневался, и зрителям сомнений не оставил. Видимо, мнение господ, описанных в романе, запиравших от Селестины все ящики и шкафы, оказалось более весомым для режиссера, чем мнение автора, этих господ придумавшего.

Пожалуй, мысль о том, что горничная и садовник – два сапога пара, какими бы разными людьми они не были, является для картины основной. Они сообщники в достижении своей главной цели  - самим стать господами, и средства при этом, как водится, хороши все.

Поэтому и не могут сыграть пятидесятишестилетний вполне еще Венсан Линдон (Жозеф) и тридцатилетняя красавица Леа Сейду (Селестина) хоть какое-то подобие страсти, возникшей между ними, и толкнувшей друг к другу в объятия. Ничего между ними нет, кроме обоюдной заинтересованности в друг друге и не очень сложного житейского расчета. Собственно, между зрителями и режиссером отношения те же. Наверное, поэтому он так скучен.

Вот с предыдущим совместным фильмом Бенуа Жако и Леа Сейду, «Прощай, моя королева» (2012) ситуация была все-таки немножко другая. Живее смотрелся фильм. Хотя там тоже была экранизация мемуаров прислуги, и актриса тоже играла горничную, и хозяев ее тоже предавали слуги. Госпожа у нее была там королева Франции Мария-Антуанетта. Может быть, в этом дело. А, может быть, в том, что служение и прислуживание – это два разных занятия.

 

Мэри Поппинс


Бенуа Жако – номинации на премии Венецианского кинофестиваля «Седьмое небо», 1997,

«Только не скандал», 1999, «Неприкасаемый», 2006, «3 сердца», 2014;  Каннского кинофестиваля «Школа плоти», 1998; Берлинского кинофестиваля, 2012  и Сезар, 2013 «Прощай, моя королева»; Берлинского кинофестиваля «Дневник горничной», 2015;

Леа Сейду – премия Каннского кинофестиваля «Жизнь Адель», 2013;

Венсан Линдон – премия Каннского кинофестиваля «Закон рынка», 2015.

(прочитано 894)

Оставить комментарий Комментарии (0)

Ваше имя:
Поле обязательное для заполнения
Комментарий:
Поле обязательное для заполнения
Защитный код:
Вы ввели неверный защитный код

Комментариев нет. Ваш может быть первым.